Building Civil Society Capacity to Mitigate and Counter Disinformation

0. Краткий обзор: гражданское общество

Автор Эми Студдарт, старший советник по цифровой демократии Международного республиканского института

Подходы гражданского общества к противодействию дезинформации включают различные типы программ, в том числе проверку фактов, цифровую судебную экспертизу и исследования, защиту интересов правительств и платформ, цифровую и медийную грамотность, создание сетей и коалиций, а также международное сотрудничество. По сравнению с этими программными подходами реализация организациями гражданского общества (ОГО) имеет ряд преимуществ, которые могут значительно повысить эффективность программ. Гражданские группы могут быстро внедрять инновации, они более тесно связаны с гражданами, на которых влияет дезинформация, лучше осведомлены о ее непосредственном воздействии и способны поддерживать доверительные отношения с местными сообществами — ключевой фактор в реагировании на конкретные информационные нарушения — и с большей вероятностью будут восприняты всеми сторонами как относительно объективные. В частности, гражданские ассоциации способствуют сотрудничеству граждан, принадлежащих к различным группам интересов и идентичности, таким как женщины, этнические меньшинства и люди с ограниченными возможностями. Таким образом, среди ключевых заинтересованных сторон эти организации и коалиции часто лучше всего подходят для выявления кампаний дезинформации, нацеленных на маргинализованные группы или использующих существующие гендерные нормы или социальные разногласия, а также для мобилизации широкой оппозиции и реакции на эти кампании. В разных странах и регионах мира гражданские группы разрабатывают и внедряют следующие типы программ противодействия дезинформации:

Проверка фактов

Инициативы по проверке фактов направлены на выявление и исправление ложной или вводящей в заблуждение информации, распространяемой политической и экономической элитой с помощью однорангового взаимодействия в социальных сетях или приложениях для обмена сообщениями. Гражданские группы имеют уникальные возможности для реализации этих программ по двум связанным причинам: во-первых, выступая в качестве относительно объективных и беспристрастных источников, ОГО могут быть источниками исправлений, особенно с учетом крайне политизированного характера дезинформационных кампаний. Во-вторых, ОГО, как правило, менее ограничены в выборе методов и решений, особенно в отношении журналистов.

Выявление дезинформационных повествований, активов и скоординированного недостоверного поведения 

ОГО, часто в сотрудничестве с учеными или исследовательскими организациями, сыграли заметную роль в раскрытии информационных операций. Общественные группы определили текущие информационные операции, связанные с выборами, выявили скоординированное недостоверное поведение платформ и провели мониторинг СМИ для выявления ключевых информационных повествований. ОГО часто имеют хорошие возможности для получения и использования результатов сложных исследовательских подходов, гарантируя, что их результаты будут сразу использоваться лицами, принимающими решения, или применяться для выявления дезинформационных кампаний. Более того, поскольку женщины и другие маргинализованные группы часто становятся первыми целями зарождающихся кампаний, гражданские группы, представляющие эти интересы, часто лучше всего подходят для выявления появления такой тактики и отстаивания эффективных ответных мер. 

Пропаганда платформ 

В своей роли посредника между гражданами и правительствами ОГО выполняют естественную функцию защиты интересов. В частности, ОГО имеют все возможности для определения того, как кампании по дезинформации нацелены на маргинализованные группы и наносят им вред, что в противном случае могло остаться неясным, а также могут выступать за изменения политики платформы, направленные на решение этих конкретных проблем. Тем не менее, гражданские группы сталкиваются с рядом проблем в защите интересов средств массовой информации и цифровых платформ, включая сильные финансовые стимулы платформ, ограниченный доступ к лицам, принимающим решения, и пробелы в знаниях внутри гражданских групп. Сетевые и коалиционные подходы к защите интересов, особенно на международном уровне, могут помочь преодолеть эти проблемы за счет усиления рычагов воздействия за счет коллективных действий, в том числе путем усиления голоса маргинализованных групп и увязки их приоритетов с более широкими политическими целями. 

Пропагандистская работа среди государственных структур

Гражданское общество играет две важнейшие роли по отношению к реакции правительства на дезинформацию: (1) отстаивание продемократической политики, которая защищает и продвигает целостность информации, включая равную ценность и равные права на ассоциации для маргинализированных групп, участие которых виновные в дезинформации часто стремятся подорвать, и (2) обеспечение того, чтобы ответные меры на дезинформацию и другие виды информационной пуаницы, не ограничивают свободу слова, доступ к информации или политику участия таким образом, чтобы это могло нанести ущерб демократическим процессам и принципам, опять же с акцентом на то, как ограничения на объединение и выражение мнений часто непропорционально влияют на маргинализированные группы. Опять же, восприятие ОГО как относительно объективных организаций может повысить доверие со стороны лиц, принимающих решения, а коллективные действия разных организаций могут сделать кампании по защите интересов более эффективными. 

Кампании по повышению цифровой и медийной грамотности

Связь ОГО с местными сообществами и положение в качестве относительно надежного источника информации делают их идеальным местом для разработки и реализации программ повышения цифровой и медийной грамотности. Такие вмешательства осуществляются исходя из предположения, что если аудитория сможет использовать необходимые навыки критического мышления при потреблении онлайн-контента и традиционного медиа-контента, это повысит их способность различать фактический и вводящий в заблуждение или фальшивый контент. Хотя платформы Интернета и социальных сетей улучшили доступ к средствам массовой информации и информации, а также к множеству источников новостей, но тем не менее способствовали снижению качества новостей и информации. Повышение медийной и цифровой грамотности аудитории может сыграть значительную роль в снижении подверженности к дезинформации. Кампании по информированию общественности, проводимые гражданскими группами, также могут помочь сформировать представление об общих интересах, особенно в тех случаях, когда они показывают, как кампании по дезинформации влияют на демократические права, участие женщин и других маргинализированных групп, которые в противном случае остались бы незаметными.

Highlight


Создание надежных сетей для получения точной информации 

ОГО сыграли решающую роль в том, чтобы служить надежным источником информации, особенно в среде, где государственные СМИ или правительство являются основными виновниками дезинформации и где активное распространение дезинформации сопровождается цензурой. «Сарафанное радио» и другие виды творческой деятельности по распространению информации всегда присутствовали в закрытых обществах. Эти каналы приобрели более формальный характер и стали более масштабными благодаря широкой доступности цифровых технологий и особенно приложений для зашифрованных групповых чатов.

Международное сотрудничество

Международное сотрудничество — важнейший фактор успеха гражданского общества. В дополнение к проблеме влияния на компании, обсуждавшейся ранее в этой главе, международное сотрудничество позволяет гражданскому обществу делиться передовым опытом в быстро развивающихся областях цифровой криминалистики и обмена сообщениями, а также обмениваться информацией о возникающих транснациональных угрозах и распространение средств дезинформации, используемых как иностранными, так и внутренними злоумышленниками.

Программные рекомендации

Гражданские организации играют ключевую роль в выявлении информационных нарушений и реагировании на них, особенно там, где они могут завоевать репутацию относительно независимых и объективных субъектов. Однако эти преимущества приходят с компромиссами, особенно если их избиратели, как правило, оказываются относительно городскими, высокообразованными, более состоятельными или в среднем более подключенными к Интернету. При разработке программ следует уделять внимание целевым вмешательствам, чтобы стимулировать их охват среди недостаточно обслуживаемых групп. 

Сетевые и коалиционные подходы к противодействию дезинформации, включая международное сотрудничество, могут определять сравнительные преимущества, увеличивать масштабы и улучшать разнообразие программных подходов. 

Соответственно, программы, ориентированные на гражданское общество, должны включать намеренный акцент на инклюзивности, и, в частности, на взаимосвязанности множества маргинализованных лиц, особенно в коалиционных и сетевых подходах. Поддержка гражданских групп должна включать в себя четкий анализ для выявления уникальных проблем, с которыми сталкиваются люди, сталкивающиеся со разными формами маргинализации в конкретном историческом контексте, поскольку исполнители кампаний по распространению дезинформации могут полагаться на апатию или соучастие немаргинализированных групп самоидентификации. Коллективные действия более действенны, когда эти группы и отдельные лица, которые не являются политически или социально маргинализированными, понимают, что они заинтересованы в защите прав меньшинств и маргинализированных групп.

Гражданские организации могут рассмотреть возможность партнерства с существующими политическими или социальными институтами для масштабного программного реагирования на дезинформацию, особенно если сама организация имеет небольшую или узкую аудиторию. Одним из примеров может быть партнерство со школьными системами для реализации программ медиаграмотности.

Программы, занимающиеся защитой интересов, особенно в отношении регулирования Интернета или платформ, должны учитывать особый культурный контекст дебатов, касающихся компромиссов между свободой выражения мнений и безопасностью. 

Программы, работающие с общественными организациями для реализации программ противодействия распространению дезинформации, должны учитывать специальные компоненты обучения безопасности, включая кибербезопасность, защиту данных, планы реагирования на информационные атаки и физическую защиту от возмездия.